Отечественная история и историография


Тихонов В.В. Пропаганда прошлым и образ войны 1812 года в 1940-е – начале 1950-х гг.

 

Война 1812 года – одно из важнейших событий в отечественной истории. Огромное значение для русского исторического самосознания предопределило повышенное внимание к ее интерпретации со стороны властных структур. Исторические образы – важнейший компонент идеологической системы, поэтому т.н. пропаганда прошлым – типичное явление для любой эпохи. В дореволюционное время императорская власть всячески культивировала героический образ борьбы с нашествием Наполеона. Война официально носила эпитет Отечественная. В 1912 г. в Российской империи прошли широко и помпезно отмеченные торжества в связи со столетним юбилеем победы над французской армией.

Официальная советская историческая наука 1920-х гг. наоборот нигилистически смотрела на эту эпоху. Ситуация начала меняться с разгромом «школы Покровского», когда умеренное возвеличивание русского прошлого вновь вошло в обойму политической пропаганды. Одним из первых примеров реабилитации образа войны 1812 года стала статья В.И. Пичеты в обозначившем новые историко-идеологические ориентиры сборнике «Против исторической концепции М.Н. Покровского». В работе давалась вполне положительная оценка русского генералитета, в особенности М.И. Кутузова. Лишь М.Б. Барклай де Толли рассматривался однозначно негативно [9: 276-302].

Тенденция реабилитации героического прошлого получила яркое продолжение в годы Великой Отечественной войны. Борьба с Наполеоном в 1812 году стала одним из самых популярных исторических тем в антифашистской агитации. Пропагандистов привлекало в этом сюжете всенародное единение перед захватчиками, жертвенность, наличие ярких личностей, наконец, масштабность событий, приведших к победе над величайшей на тот момент военной машиной. Все это должно было вдохновить советских солдат, потомков героев Бородинской битвы. 7 ноября 1941 г. И.В. Сталин, обращаясь к красноармейцам, призвал искать пример в деяниях великих воителей прошлого, в том числе и Кутузова [11].  В Красной армии был учрежден орден Кутузова.

В первые дни войны нападение Германии на Советский Союз часто, в том числе и в официальных речах, сравнивали с нашествием Наполеона. Конечно же, подразумевалось, что Гитлер закончит так же плачевно, как и Бонапарт.  Но не всем такая аналогия пришлось по душе. Так, историк М.В. Нечкина была категорически не согласна с такой аналогией: «Я решительно против сравнения с Наполеоном. Глубочайшая и всесторонняя его неправильность по существу. Кроме того, воспринимается как неполное знание истории. Особенно неприятно то, что в самом факте сравнения – в эмбрионе – план отступления. Я не хочу и говорить про Москву. Неудачное, опасное, ошибочное сравнение. Я, конечно, понимаю его политический смысл (отечественная война), особенно для заграницы. Но это недопустимо – особенно в первый день войны» [2: 122]. Знали ли тогда М.В. Нечкина, что недобрые предчувствия окажутся реальностью?

Тем не менее, во время войны героический образ русских солдат-победителей Наполеона и их полководца Кутузова пользовался чрезвычайной популярностью.  5 сентября 1942 г. на стол начальника Главного политического управления РККА А.С. Щербакова легла записка П.Н. Федосеева, который предлагал в  связи с 130-летним юбилеем Бородинского сражения (7 сентября) широко отметить эту дату в печати. Предполагалось осветить целый ряд тем, имеющих отношение к войне 1812 года. Вот полный список: «Героические подвиги русского народа в отечественной войне 1812 г.; великий русский полководец Кутузов и Бородинское сражение; полководцы отечественной войны 1812 г. (Багратион, Раевский и др.); партизаны отечественной войны 1812 г. (Денис Давыдов, Фигнер, Сеславин, Василиса Кожина и др.); Бородинское сражение – начало разгрома «непобедимой» армии Наполеона; крушение наполеоновских планов мирового господства в результате самоотверженной борьбы русского народа» [4: 368]. Указанные мероприятия в основном были реализованы.    

Агитационным шагом, рассчитанным на союзников по антигитлеровской коалиции,  стала и публикация книги Е.В. Тарле «Наполеон» в Англии одновременно с изданием романа Л.Н. Толстого «Война и мир». По воспоминаниям известного советского посла И.М. Майского: «Обе книги являлись тяжелой артиллерией в борьбе с неверием англичан в непобедимость Советского Союза» [7: 188]. Таким образом, победа в противостоянии с французами должна была послужить историческим обоснованием того, что неудачи носят временный характер и все кончится поражением противника. В 1943 г. на экраны вышел фильм «Кутузов», где полководец предстает страстным патриотом и мудрым стратегом.

После войны культ Кутузова и героев 1812 года получил дальнейшую поддержку. В 1945 г. отмечался 200-летний юбилей со дня рождения военачальника. В ведущих печатных изданиях была опубликована статья, в которой давалась биография и оценка роли Кутузова. Утверждалось, что на Бородинском поле Наполеон потерпел свое первое поражение, а полководческий талант Кутузова превзошел мастерство Наполеона [8: 13-30]. В театрах о нем ставились пьесы, снимались фильмы.

История войны 1812 года импонировала лично Сталину, поскольку в ней он видел историческое обоснование и, главное, оправдание отступления советских войск в первые месяцы нападения Германии на Советский Союз [3: 513-515]. После появления письма Сталина полковнику Е.А. Разину в официальной концепции Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. была закреплена доктрина «активной обороны», созданная по аналогии с отступлением русских войск под давлением Наполеона. Войну 1812 года даже начали иногда именовать Отечественной.

В то же время идеологи в первые послевоенные годы оказались обеспокоены тем, что раскрученные в годы войны исторические герои имели явно несоветские черты. Более того, граждане СССР могли потерять понимание того, что советский патриотизм существенно отличается от обычного патриотизма, забыть, что они живут не в новом воплощении дореволюционной России, а в стране Советов. Исходя из этих соображений, в печати началась осторожная критика тех, кто чрезмерно выпячивал и героизировал образы дореволюционных деятелей и событий.

Так, в журнале «Большевик» появилась статья Н.Н. Яковлева, посвященная проблемам школьного преподавания истории. В публикации, помимо всего прочего, писалось о том, что учителя «многих школ ряда областей проводили полную аналогию между патриотизмом русского народа в войне 1812 года и патриотизмом людей Великой отечественной войны против гитлеровской Германии; они не показали качественного отличия советского патриотизма от патриотизма времен войны с Наполеоном» [15: 14].

В связи с этим в педагогической печати прошла дискуссия о современности в школьном преподавании истории. По поводу войны 1812 года  вновь подчеркивалось, что нельзя проводить полной аналогии между этими событиями и Великой Отечественной войной 1941-1945 гг. [1: 48].  Подразумевалось, что подлинный патриотизм мог появиться только в социалистической стране, где нет классовой разобщенности. 

Несмотря на определенную корректировку, фигура Кутузова продолжал играть заметную роль в формировании советского патриотизма на основе образов прошлого. Показателен случай с историком Е.В. Тарле, автором многих известных монографий, в том числе и по войне 1812 года. В 1939 г. он опубликовал знаменитую книгу «Нашествие Наполеона на Россию». Монография пользовалась популярностью и переиздавалась в 1940 и 1943 гг. Но ситуация изменилась в послевоенное время, когда общество потрясла череда идеологических кампаний [6, 10, 12, 13]. Одним из тяжелейших обвинений в ходе проработок был антипатриотизм. В 1951 г. в официальном идеологическом рупоре, журнале «Большевик», появилась статья директора Бородинского музея С.И. Кожухова, в которой он указывал на то, что Тарле не показал того, что именно французы сожгли Москву, а также, что Кутузов сознательно использовал стратегию «активной обороны» и т.д. Все это позволяло рецензенту сделать вывод о том, что книга Тарле не способствует воспитанию патриотизма, принижает и фальсифицирует отечественную историю [5].

Знаменитый историк вынужден был оправдываться. Долгое время ему не давали возможности опубликовать ответ. Наконец, с разрешения Сталина ответить разрешили все в том же «Большевике», но в итоге редакция все равно заняла позицию С.И. Кожухова [14: 331].  

 Таким образом, в военное и послевоенное время образ войны 1812 года играл важную пропагандистскую роль. Военная угроза позволила окончательно легитимизировать героический дискурс в описании войны с французами. Тем не менее, официальные идеологи пресекали любые попытки хоть как-то заслонить героями Бородино войну с гитлеровской Германией. Именно как прообраз Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. 1812 год вошел в историческое сознание советских граждан. 

 

Примечания:   

1. Бернадский В.Н. Современность в школьном преподавании истории // Преподавание истории в школе. 1948. № 1;

2. Дневники академика М.В. Нечкиной // Вопросы истории. 2004. № 7;

3. Дубровский А.М. Историк и власть: историческая наука в СССР и концепция истории феодальной России в контексте политики и идеологии (1930-1950-е гг.). Брянск, 2005;

4. Записка Н.П. Федосеева А.С. Щербакову // Советская пропаганда в годы Великой Отечественной войны / Авторы-составители А.Я. Лившиц, И.Б. Орлов. М., 2007;  

5. Кожухов С.И. К вопросу об оценке роли М.И. Кутузова в Отечественной войне 1812 года // Большевик. 1951 № 15;

6. Костырченко Г.В. Сталин против «космополитов». Власть и еврейская интеллигенция в СССР. М., 2009;

7. Майский И.М. Воспоминания советского посла. М., 1965;

8. Михаил Илларионович Кутузов (К 200-летиней годовщине со дня рождения) // Большевик. 1945. № 16;  

9. Пичета В.И. М.Н. Покровский о войне 1812 года // Против исторической концепции М.Н. Покровского. Ч. 1. М., 1939;

10. Сонин А.С. Борьба с космополитизмом в советской науке. М., 2011;

11. Сталин И.В. Речь на Красной площади 7 ноября 1941 года // Правда. 1941. 8 ноября; 

 12. Тихонов В.В. Идеологические кампании как форма контроля и управления советской исторической наукой (1945−1955 гг.) // Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск № 26. Март 2011 г. // URL: http://e-journal.spa.msu.ru/images/File/2011/26/Tikhonov.pdf (дата обращения - 15.04.2012);

13. Трансформация образа советской исторической науки в первое послевоенное десятилетие: вторая половина 1940-х – середина 1950-х гг. М., 2011;  

 14. Чапкевич Е.И. Евгений Викторович Тарле // Портреты историков. Время и судьбы. Т. 2. Всеобщая история. М.-Иерусалим, 2000;

15. Яковлев Н.Н. Советская школа – важнейшее орудие коммунистического воспитания молодежи // Большевик. 1947. № 11.

Опубликовано: Недаром помнит вся Россия: Международная научная конференция "Отечественная война 1812 года: история и современность. М., 2012. С. 238-244.