Отечественная история и историография


Виталий Витальевич Тихонов Б.И. Сыромятников и Московское общество народных университетов

Борис Иванович Сыромятников (1874-1947) был известен, прежде всего, как крупный специалист по истории отечественного права. Автор таких фундаментальных трудов как «Происхождение феодальных отношений в древней Руси» (1911) и « “Регулярное” государство Петра Первого и его идеология» (1943) он оставил заметный след в отечественной исторической науке. Но наряду с научными исследованиями первостепенное значение в его жизни играла и педагогическая деятельность, тесно связанная в дореволюционное время с деятельностью Московского общества народных университетов. 
 Б.И. Сыромятников окончил в 1899 г. юридический факультет Московского университета с дипломом первой степени [1], после чего решил остаться для подготовки к профессорскому званию. Так молодой историк-правовед связал свою судьбу с университетским образованием, и уже никогда, несмотря на все превратности, не порывал с избранной профессией. Борис Иванович был классическим представителем либеральной профессуры предреволюционных лет: высокообразованный, деятельный, с активной жизненной позицией, он не отделял профессию историка и общественно-просветительскую деятельность. 
В 1903 г., прочитав две пробные лекции, «Общественные классы в древней Руси» и «Происхождение и развитие министерского начала в России до общего учреждения министерств», он получил звание приват-доцент и был оставлен работать на кафедре государственного права юридического факультета Московского университета [2]. 
Кроме Московского университета, где историк, занимая должность приват-доцента и, по сути, не имел постоянного заработка, Сыромятников работал и в других московских образовательных учреждениях. С 1906 г. он преподавал в Константиновском Межевом институте на кафедре истории русского права землевладения, где получил должность экстраординарного профессора. Кроме преподавания Сыромятников занимал должность секретаря университетского совета [2]. В 1907 г. Сыромятникова пригласили вести занятия на Высших женских юридических курсах [3], где лекции молодого преподавателя пользовались неизменным успехом. Об этом свидетельствую письма его слушальниц, в которых они выражали свое искреннее уважение [4]. С 1908 г. историк начал преподавать в Московском коммерческом институте, читая курс по истории русской торговли и русского торгового права.  
 Сыромятников принимал активное участие и в организации массовых образовательных учреждений. Летом 1905 г. на совместном съезде земцев-конституционалистов и второго делегатского съезда Академического союза была выдвинута идея о создании принципиально нового для России образовательного учреждения, которое могло бы привлечь в свои аудитории не только выходцев из образованных и обеспеченных слоев населения, но и простых рабочих и служащих. Съезд выступил за «осуществление идей высшей вольной школы, за создание такого учебного заведения, которое, не будучи связанным ни правительственными требованиями, ни обязательной программой преподавания, отличалось бы по сравнению со школой государственной большей подвижностью, вводя новые методы преподавания» [5]. 
На деньги общественных организации было создано Московское общество народных университетов (МОНУ). Для организации его функционирования было образовано Временное бюро в составе профессоров А. С. Алексеева, Н. Д. Зелинского, И.А. и Н.А. Каблуковых, В.К. Рота, приват-доцентов А.Н. Реформаторского и Сыромятникова. 25 февраля Сыромятников был избран секретарем Временного бюро [6]. Только что созданное учреждение начало свою работу в марте [7]. Председателем общества был выбран известный московский врач и общественный деятель В.Д. Шервинский. 
Структура МОНУ включала несколько отделов: 1) юридический; 2) литературный; 3) отдел естествознания; 4) медицинский; 5) экономический [8]. В 1908 г. экономический отдел был упразднен и заменен историческим. Кроме отделов в систему МОНУ входили специальные секции: Музыкальная секция (Народная консерватория) и Секция народной средней школы. Музыкальная секция ведала организацией концертов, а Секция народной средней школы – вечерними курсами по программе средней школы для всех желающих [9].  
Народные университеты стали заметным событием в культурной жизни дореволюционной России, превратившись в визитную карточку либерального просветительского движения. Основное их отличие от классического учебного заведения заключалось в том, что народный университет не давал систематического образования. Обучение проходило в форме лекционных циклов, носящих популярно-просветительский характер, которые были рассчитаны на неподготовленную публику. Занятия проходили по вечерам, после окончания рабочего дня. Такая система позволяла простым людям, не имевшим ни средств, ни времени для обучения в обычном университете, не отрываясь от работы, получать интересующие их знания.
 Предложенная форма обучения оказалась очень популярной у заводских рабочих. Так, если весной 1906 г. на 63 лекциях побывало чуть более 15,5 тысяч, то в учебном 1906/07 году на 302 лекциях присутствовало 215 тыс. человек [10]. Весь груз организации лекционного процесса ложился на Сыромятникова и О.Е. Сабинину, в обязанности которых входил поиск и приглашение преподавателей. Сыромятников встал во главе лекционно-организационного отдела [11]. 
Первоначально МОНУ организовывало публичные чтения в пределах Москвы, но уже скоро стало ясно, что для успешного решения задачи по привлечению к образовательному процессу широких масс населения, необходимо расширять географию чтений. В 1906-07 учебном году обществу поступило предложение от администрации Коломенского машиностроительного завода с просьбой о проведении лекций. Все расходы администрация завода взяла на себя. После решения всех организационных трудностей, в марте 1907 г. на заводе прошло чтение четырех лекций по естественнонаучным проблемам. Как писалось в отчете МОНУ: «Лекции прошли с заметным успехом и привлекли каждый раз полную аудиторию» [12]. 
На следующий год в правление общества с просьбой продолжить чтения обратился не только Коломенский машиностроительный завод, но и Общество народных развлечений г. Коломны. Тем не менее, попытка провести публичное чтение лекций провалилась из-за запрета со стороны московского губернатора. «На запрос же председателя Общества о причинах неразрешения ответа не последовало» [13]. Впрочем, причина запрета достаточно очевидна: в стране началась борьба с революционным и вообще любым антиправительственным движением, а, с точки зрения московского губернатора, публичные лекции могли привести к волнениям рабочих. Таким образом, организация просветительских мероприятий нередко встречала противодействие со стороны властных структур. 
Борис Иванович также начал активно участвовать в преподавательском процессе, совмещая работу лектора с должностью члена правления. За несколько лет он объездил с публичными лекциями всю европейскую часть России. Заметную роль сыграл Сыромятников и на «Первом всероссийском съезде Общества народных университетов и других просветительных учреждений частной инициативы», проходившем в Санкт - Петербурге 3 – 7 января 1907 года. На этом съезде Сыромятников сделал доклады: «Народный университет как очередная задача нашего времени», «О внутренней организации Народного университета», «О характере и научном уровне чтений в Народном университете» и «Деятельность Московского общества народных университетов» [14]. Сыромятников был выбран председателем 1-ой секции, на которой обсуждались важнейшие принципы организационной деятельности университетов. В работе съезда принимали участие не только деятели просветительного движения, но и профсоюзные организации, имевшие непосредственное отношение к основному контингенту слушателей народных университетов – заводским рабочим.  
В ходе проведения заседания возникла дискуссия, связанная с фундаментальным принципом деятельности народных университетов - общедоступностью для всех слоев населения. Во время заседания известная участница революционного движения, А.М. Коллонтай, потребовала значительного усиления роли профсоюзов в работе народных университетов, переориентации их деятельности исключительно на городской пролетариат. Учитывая то, что в профсоюзах были очень сильны левые, антиправительственные настроения, это неминуемо привело бы к политизации преподавания, вливанию значительной пропагандистской струи в деятельность организации. С предложением категорически не согласился Сыромятников, убежденный сторонник деполитизации образования. Как председатель секции, он отклонил предложение Коллонтай, в ответ на это профсоюзная делегация почти полностью покинула заседание. Оставшаяся часть выдвинула вопрос о компетентности бюро, который Сыромятников, как председатель, попытался заблокировать, но после давления членов съезда, он снял с себя полномочия и удалился [15]. Так, со скандалом, закончилось заседание. 
В статье, освещавшей деятельность съезда, Сыромятников, подводя итоги и посетовав на некоторую неорганизованность мероприятия, все же подчеркнул его важность для дальнейшего развития российского просвещения. Не преминул автор коснуться и инцидента, произошедшего на заседании, возглавляемой им секции, дав решительный отпор сторонникам политизации народных университетов. «Стремление использовать народные университеты в интересах той или иной общественной группы, конечно, должно было неизбежно ввести в просветительскую сферу элемент розни, который должен или привести к разложению учреждения или же превратить это учреждение в партийную организацию», [16]- утверждал автор. 
Кроме чтения лекций и административной работы Сыромятников большое внимание уделял популяризации идеи народных университетов в печати. В своих работах, освещавших работу университетов, историк-просветитель представил целостное понимание задач деятельности и принципов развития учреждения.  
С его точки зрения, народный университет является абсолютно новой формой организации образовательного процесса. Появление нового органа образования Сыромятников связывал с процессами демократизации общества и эмансипации отдельно взятой личности, ускорившимися в России в связи с событиями Первой русской революции: «Вовлеченная в общее движение масса народа особенно остро почувствовала свою трагическую беспомощность перед лицом новых жизненных явлений<…>Призванный историей к самостоятельной гражданской жизни, он [народ - В.Т.] должен был, прежде всего, сознать, что на открывшемся для него новым пути ему не удастся сделать ни одного самостоятельного шага, пока не спадет с его глаз завеса, скрывающая от него источник света и знаний» [17]. Но, несмотря на социально-политические истоки стремления народных масс к образованию, в учебных местах, по убеждению Сыромятникова, не должно быть политики: «Политика привела его [народ - В.Т.] в аудиторию Народного университета, но не для «политики» пришел в эту аудиторию. Ошеломленный зрелищем великой исторической драмы, тайный смысл которой был от него сокрыт, он понял только одно – глубину своего невежества» [18]. Народный университет – организация, несущая исключительно просветительские функции, далекие от злобы дня. Исходя из этого, целевая аудитория университета не могла ограничиваться какой-либо одной социальной прослойкой, ориентируя просветительскую деятельность университетов на все слои населения [19]. Такая разношерстная аудитория, нередко полуграмотная, неподготовленная, и определяла стиль преподавания, вынуждая лекторов читать курсы на общедоступном языке, по возможности избегая ученые и иностранные слова. Учитывая все это, Сыромятников отводил народным университетам положение между начальным и высшим образованием, подчеркивая то, что они не скованы обязательной программой, что позволяет им более оперативно отвечать на запросы слушателей. По его мнению, «единственная задача университета распространение знания, а не обучение» [20].  
Несмотря на отрицание связи образования с политикой, просветительские взгляды Сыромятникова теснейшим образом были связаны с его общественно-политической позицией. Либерал-западник по своим убеждениям, он считал, что для нарождающегося в России общества западного типа, необходима эмансипированная, образованная личность, способная не только осмыслить свое место в мире, но и настойчиво бороться за свои права. Задачу народных университетов ученый видел именно в помощи людям в осознании своей личности, способности быть активными членами социума. Политическую окраску лекций прекрасно понимали и представители надзирающих органов. Так, были запрещены курсы Сыромятникова и Ф.Ф. Кокошкина, посвященные истории местного самоуправления [21]. 
Последовательная общественная позиция привела к тому, что в 1911 г. историк был вынужден покинуть Московский университет в знак протеста против политики министра народного просвещения Л.А. Кассо [22]. После отставки из Московского университета, Сыромятников сосредоточился на работе в Обществе народных университетов, где в 1912 г. был избран товарищем председателя. В 1914 г. он занял пост председателя общества. С 1910 г. историк преподавал в Университете А.Л. Шанявского [23], тесно сотрудничавшего, но не входившего в структуру МОНУ. 
В условиях возрастающих потребностей в образовании со стороны не только жителей крупных городов, но и провинции, Сыромятников активно пропагандировал идею передвижных лекторских бюро, способных охватить широкие слои населения, проживающие в разных регионах империи. Ему самому неоднократно приходилось читать лекции перед самой разной аудиторией. В том числе и перед неграмотными крестьянами, о чем он не без гордости рассказывал в одной из своих статей [24]. Такие мероприятия сформировали у него стойкое убеждение в том, что необходимо наладить интеллектуальные контакты между столицами и провинцией, тем самым, сгладив культурную пропасть между ними [25]. 
В 1911-12 учебном году происходит качественный рывок в организации деятельности МОНУ в Московской губернии. Были организованы курсы лекций во многих населенных пунктах московского края (например, в Павловском посаде, Люберцах, Серпухове, в селе Глухово Богородского уезда и др). В следующем году лекционные курсы прошли в шести аудиториях в Мытищах, Коломны, Богородске, Серпухове и Павловском Посаде. В 1913-14 учебном году к ним присоединились аудитории в с. Рублево, г. Руза и еще по одной новой в Богородске и Серпухове. Таким образом, можно отметить поступательное развитие сети образовательных аудиторий МОНУ в Московской губернии.  
Основным организатором мероприятий был Сыромятников. Выступления проходили по стандартной схеме: вначале Борис Иванович произносилось вступительное слово, затем либо он, либо кто-то еще читал лекцию «Народное образование и народный университет», после этого следовали основные курсы лекций [26]. 
Организаторы работы общества прекрасно понимали, что для привлечения широкого круга людей недостаточно проводить только лекционные курсы, которые не всегда были понятны неискушенной публике. Поэтому в просветительскую программу начали активно включатся спектакли и кинематографические сеансы, привлекавшие большое количество народа [27]. Для проведения театральных представлений в рамках деятельности МОНУ была организована Секция содействия устройству деревенских и фабричных театров. Образование новой секции было утверждено на общем собрании Общества 10 декабря 1912 года [28].  
Начало Первой мировой войны существеннейшим образом отразилось и на Сыромятникове и на деятельности МОНУ. Историк, как и подавляющее большинство тогдашнего российского общества, испытывал патриотический подъем, призывая к объединению всех сил для скорейшей победы. С его точки зрения, несомненным инициатором военных действий являлась Германия, чьи агрессивные действия вынудили страны Антанты защищаться. Выступил он и против немецкого засилья в российской экономике. Но у Сыромятникова популярная в то время пропагандистская риторика приобрела несколько неожиданный ракурс. Он рассматривает зависимость от немецкой промышленности как следствие культурной отсталости России. «Немецкое засилье – в конечном счете – не что иное, как наша собственная культурная немощь. И действительно, наша промышленность спит, многомиллионный народ пребывает во «власти тьмы» и безграмотности» [29]. Выход из сложившейся ситуации один – дальнейшая демократизация образования, его распространение, доступность для широких слоев населения. 
Война изменила и работу МОНУ. В 1914-15 учебном году общество было вынуждено свернуть чтение лекций в Московской губернии. «Губернской администрацией совершенно не допускались чтения в пределах Московской губернии. Ни одно ходатайство о таких чтениях перед г. московским губернатором не было удовлетворено, и ни одна из замосковных аудиторий Общества в отчетном году не функционировала» [30]. 
Под влиянием войны существенно изменилась и тематика публичных лекций в народных университетах и в провинции. Сохранились программы выступлений Сыромятникова, свидетельствующие о присутствии значительного проантантовского пропагандистского компонента в его просветительской деятельности. Например, в планах чтений на 1915 – 16 гг. были заявлены следующие темы: «Для чего нужно продолжать войну?; Война и Ближний Восток; Война, культура и народное просвещение; Народный дом и его культурное значение; Международное право и война; Мировая война и мировая культура; Немецкая культура и немецкие варварства; Право как элемент культуры; Самоуправление и государственный строй» [31].  
С изменением военной обстановки и поворотом от патриотической эйфории к критике правительственных действий появлялась новая тематика. Например, в лекционном плане на 1916 – 17 гг. кроме указанных тем можно найти и такую, как «Ответственное правительство» [32] - популярный лозунг, выдвинутый Государственной думой. Вообще же, по мере роста разочарования в политике правящего режима, выступления Сыромятникова в печати становятся все более критичными [33].  
Наступившую Февральскую революцию Сыромятников встретил с воодушевлением. В 1917 г. Сыромятников снова возвратился к работе на юридическом факультете Московского университета. С приходом Февральской революции были сняты многие барьеры, возникшие в связи с деятельностью царского правительства. В официальном письме от 29 апреля говорилось, что было решено «принять в число приват-доцентов сего Университета без обычных формальностей, по простым заявлениям, всех тех лиц, которые сложили с себя звание приват-доцента в связи с событиями 1911 года» [34]. Под это решение попадал и Сыромятников, который вернулся в университет.  
 После Октябрьской революции Сыромятников категорически не принял большевистскую власть. Особое неприятие вызывали попытки кардинально реформировать образование. Он писал: «Одновременно с гонениями на независимую науку и автономную высшую школу, советская власть выкинула знамя «демократизации» науки и академической школы, попытавшись противопоставить научной школе как таковой, университету, классовую или так называемый “пролетарский университет”» [35]. Достаточно вспомнить об убеждении ученого-просветителя во внесословности и надклассовости образования, как становится очевидной причина его возмущения. Взгляды Сыромятникова на развитие образования коренным образом не совпадали с курсом большевиков на усиление пролетарской составляющей образовательных учреждений. Для историка аудитория университета была не ареной классовых битв, а храмом знаний.  
Революционные события нанесли страшный удар по просветительскому движению. Российскому социуму стало не до вопросов образования, а новые власти были заняты перераспределением полномочий. В 1918 г. прекратило свое существование и Московское общество народных университетов.  
Историк-правовед, прожив еще долгую и непростую жизнь, умер 12 января 1947 года. По личностным качествам его можно охарактеризовать как человека с четкими целями и приоритетами, основным из которых являлось самовыражение через научно-педагогическую деятельность. Педагогическая деятельность была одной из ведущих в жизни Сыромятникова. Мы с полным правом можем сказать, что он оставил в истории образования заметный след, а Московское общество народных университетов, на организацию и работу которого он потратил столько сил, стало выдающимся явлением дореволюционного просветительского движения. Московское общество народных университетов было частью процесса демократизации образования, начавшегося в начале XX в. и ускорившегося в связи с революционными событиями 1905-1907 годов. Идеи, реализованные в работе этого учреждения, были использованы уже в советское время при организации лекторских бюро. Таким образом, судьба Б.И. Сыромятникова и МОНУ показала, насколько тернистым являлся путь просвещения в русской истории. 

Примечания: 
 [1] Центральный исторический архив г. Москвы. Ф. 418. Оп. 309. Д. 892. Л. 1. 
[2] Научно-исследовательский Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (Далее - НИОР РГБ). Ф. 366 (Б.И. Сыромятников). К. 30. Ед.хр. 1. 
[3] НИОР РГБ. Ф. 366. К. 30. Ед. хр. 3.; К. 34. Ед. хр. 20. 
[4] Вестник высших женских юридических курсов в Москве. 1907/08 гг. № 4. 
[5] Например: НИОР РГБ. Ф. 366. К. 40. Ед.хр. 76. 
[6] Цит. по: Пархоменко Т.А. Московское общество народных университетов // Педагогика. 1996. № 6. С. 96. 
[7]Отчет о деятельности Московского общества народных университетов в 1906 – 07 году. М., 1907. С. 4. 
[8] Там же. С. 96.
[9] Отчет о деятельности Московского общества народных университетов в 1907 – 08 году. М., 1908. С. 4-7. 
[10]Там же. С. 32-34. 
[11]Пархоменко Т.А. Указ. соч. С. 97.  
[12]Отчет о деятельности…в 1906 – 07 году. С. 5 - 7. 
[13]Там же. С. 28. 
[14]Отчет о деятельности…в 1907-1908 гг. М., 1908. С. 27.  
[15]НИОР РГБ. Ф. 366. К. 11. Ед. хр. 9. 
[16]Там же. К.11. Ед. хр. 9. Л. 40. 
[17]Сыромятников Б.И. Первый всероссийский съезд деятелей Общества народных университетов и других просветительных учреждений частной инициативы // Век. 1906. № 18. 
[18]Сыромятников Б.И. Что дает своим слушателям народный университет? // Общее дело. 1912. С. 4. 
[19]Там же. С. 5. 
[20]Сыромятников Б.И. Народные университеты // Практическая школьная энциклопедия. М., 1912. С. 599. 
[21]Там же. С. 601. 
[22]Розенталь И.С. Москва на перепутье. Власть и общество в 1905 – 1914 гг. М., 2004. С. 122.  
[23]Подробнее см: Муравьев В.А. Борис Иванович Сыромятников // Историки России. Биографии. М., 2001. С. 524-525. 
[24]НИОР РГБ. Ф.366. К. 30. Ед. хр. 3.  
[25]Сыромятников Б.И. Народный университет в деревне // Русское слово. 1908. № 234. 
[26]Сыромятников Б.И. Очередная культурная задача // Вестник воспитания. 1914. № 4. 
[27]Отчет о деятельности Московского общества народных университетов в 1911-12 гг. М., 1914. С. 13. 
[28]Там же. С. 16. 
[29]Отчет о деятельности Московского общества народных университетов в 1912-13 гг. М., 1914. С. 51. 
[30]Сыромятников Б.И. Война и культура // Камско-Волжская речь. 21. 11. 15. 
[31]Отчет о деятельности Московского общества народных университетов в 1914-15 гг. М., 1916. С. 6.
[32]НИОР РГБ. Ф.366. К. 30. Ед. хр.11. Л. 3. 
[33]Там же. Л. 2. 
[34]Сыромятников Б.И. Продовольственный кризис // Нижегородский листок. 1916. № 234. 
[35]НИОР РГБ. Ф. 366. К. 38. Ед. хр. 10. Л. 4. 
[36]Там же. К. 7.Ед. хр. 4. Л.1.


Опубликовано: История Московского края. Проблемы, исследования, новые материалы. Вып.2. М., 2008.