Отечественная история и историография


Виталий Витальевич Тихонов Археография в научном наследии А.И. Яковлева

Алексей Иванович Яковлев (1878-1951), доктор исторических наук, профессор Московского университета, член-корреспондент АН СССР,  один из последних учеников В.О. Ключевского, приобрел известность благодаря своим капитальным монографиям, посвященным истории России XVII в.  

Одним из важнейших направлений его исследовательской деятельности была археография.  Данный аспект трудов ученого отразился в статьях С.М. Душнова и Г.А. Александрова. Тем не менее, приходится констатировать, что, несмотря на отдельные работы, изучение археографических аспектов научной биографии историка отличается фактографическим подходом, его наследие не вписано в контекст развития археографии как специальной исторической дисциплины.

Яковлев принадлежал к московской исторической школе. Надо отметить, что по наблюдениям С.В. Чиркова, археография практически не получила распространения в среде московских историков, в отличие от их петербургских коллег. Но данное замечание справедливо лишь в отношении старшего поколения московской школы: ее младшие представители (к которым можно отнести Ю.В. Готье, С.Б. Веселовского, А.И. Яковлева и С.В. Бахрушина) в корне изменили (не без влияния петербургской школы) отношение к поиску, изучению и публикации источников. Например, в работах С.Б. Веселовского прослеживается революционное понимание соотношения  используемых источников и собственно исторического исследования. По его мнению, автор должен снабжать свою работу сопутствующей публикацией документов, на которых основывалось его исследование, чтобы его коллеги могли проверить полученные выводы. Данную мысль последовательно старался реализовать в своих работах и Яковлев.

В научном наследии Яковлева присутствуют публикации трех типов: научного, учебного и научно-популярного характера. Его первые археографические опыты были выполнены в рамках университетской программы, носили учебный характер и предназначались для семинарских занятий на историко-филологическом факультете Московского университета («Памятники истории Смутного времени». М., 1909; «Наместничьи, губные и земские уставные грамоты Московского государства». М., 1909). Важной вехой в работе историка стала публикация сборника документов «Счетное дело Приказа сбора  ратных людей» (М., 1916), ставшего дополнением к монографии «Приказ сбора ратных людей». Тем самым ученый реализовывал идею Веселовского о сопутствующей публикации документальных памятников в качестве самостоятельного приложения к монографии. С него начинается научный этап в археографической работе ученого.

После революций 1917 г. археография  становится главным направлением деятельности историка. В 1918/19 гг. на московских архивных курсах он читал лекции « Обзор русской археографии и изданий документов» (ГАРФ р-5325 Оп. 9. Ед.хр. 53. Л. 3 об). К сожалению, текст лекций до сих пор не найден. В это же время, в сотрудничестве с С.Б. Веселовским, он готовил к печати записные кабальные книги по Великому Новгороду. Но революционная анархия привела к тому, что готовый первый том был уничтожен. Тем не менее, заслуги Яковлева в деле публикации источников были уже достаточно велики, что предопределило его принятие 17 апреля 1924 г. в члены Археографической комиссии. Несмотря на тяжелые условия, ученый, совместно со своим учеником А.А. Новосельским, при помощи пишущей машинки, в 1925 г. публикует «Памятники истории крестьян и холопов в Московском государстве». Данное техническое решение проблемы публикации источников, обусловленное тяжелым положением в стране, нашло продолжение в фундаментальном издании «Памятников хозяйственной истории Троице-Сергиевой  Лавры» (М., 1926), выполненном совместно с С.Б. Веселовским и Л.В. Черепниным (АРАН Ф. 665. Оп.1. Ед.хр. 35). Научно-популярной публикацией стал выпуск в 1926 г. документов по Семеновскому делу 1820 г.

 В то же время исследователь  начал работу над подготовкой к изданию новгородских кабальных книг, первый вариант которых был готов уже к 1928 г. (АРАН Ф. 665. Оп. 1. Ед.хр. 38). Практически готовую работу помешали опубликовать арест и ссылка историка по «Академическому делу» в 1930 г. Книги вышли из печати только в  1938 г. Стоит отметить, что после возвращения Яковлева из ссылки начинается расцвет его археографической деятельности. Объяснением этому является мысль Яковлева, запечатленная в воспоминаниях о нем Л. Н. Пушкарева, которая состоит в том, что исследования рано или поздно устаревают или теряют актуальность, лишь опубликованные документы сохраняют свое значение. Таков был вывод историка из личного опыта научной карьеры в условиях социальных катаклизмов. В 1940 и 1945 г.г. под его редакцией выходят «Акты хозяйства боярина Б.И. Морозова». В известной (в том числе и скандально) монографии ученого, посвященной холопству XVI-XVII вв. («Холопство и холопы в Московском государстве XVII в.» М.-Л., 1943. Т.1) в качестве приложения опубликовано несколько сотен документов, свидетельствующих   о том, что ученый продолжал следовать заложенным еще до революции принципам научной работы.

В последние годы жизни он редактирует и готовит к публикации «Документы и материалы по истории Мордовской АССР» (Саранск, 1939-1953), «Таможенные книги Московского государства XVII в. (М., 1950-1951), «Саранская таможенная книга за 1692 г.» (Саранск, 1951) и некоторые другие.

 Археографическое наследие А.И. Яковлева отличается разнообразием и  высоким научным качеством. Тем не менее, археография в трудах ученого не получила самостоятельного теоретического осмысления.  Она играла важную вспомогательную роль к историческому исследованию, значительно повышая его фундированность. Несмотря на это, опыт, полученный в издании письменных памятников Яковлевым и его сотрудниками, способствовал развитию отечественной археографии.

  Опубликовано: Историография источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин. Материалы XXII международной научной конференции. РГГУ, Историко-архивный институт, Москва, 28-30 января 2010 г. М., 2010. С. 370-373.