Отечественная история и историография


Виталий Витальевич Тихонов Школьный учебник истории в контексте идеологических кампаний послевоенного времени (на примере «Новой истории» под редакцией В.М. Хвостова)

В Советском Союзе история признавалась одной из важнейших отраслей знания. Огромное воспитательное и идеологическое влияние истории предопределило повышенный интерес к ней со стороны «власть предержащих». В этой связи политическое значение приобретало создание системы школьных учебников по истории, в которых была бы представлена целостная,  отвечающая официальной идеологии, точка зрения на исторический процесс.  В последние годы правления И.В. Сталина советское общество сотрясала череда идеологических кампаний (борьба с «космополитизмом и буржуазным объективизмом», кампания по борьбе с марризмом, юбилей «Краткого курса ВКП (б)» и т.д.), оказавших огромное влияние на развитие советской историографии. В значительной степени перипетии идеологических  кампаний послевоенного времени проявились в процессе написания школьного учебника по Новой истории (1870-1918), вышедшего под редакцией В.М. Хвостова и Л.И. Зубока.

В 1936 г. вышли «Замечания о конспекте учебника Новой истории», авторами которых были И. Сталин, С. Киро и, А. Жданов.  На основе этих предписаний писались монографии, коллективные труды и учебная литература. От них отталкивался и авторский коллектив Института истории АН СССР (И.С. Галкин, Л.И. Зубок, Ф.И. Нотович) под руководством В.М. Хвостова, получивший заказ написать учебник по новой истории 1870-1918 гг. Школьный учебник писался довольно долго, каждая оценка или характеристика тщательно подбирались. В целом он был закончен еще до войны. Написанный в русле идеологических стандартов того времени, учебник значительное внимание уделял разоблачению колониальной политики «империалистических стран», в первую очередь Англии. Но во время войны, когда эти «империалистические страны» стали союзниками СССР,  у авторов потребовали смягчить риторику. Из текста были убраны слова «захваты» и «захватническая политика»  Великобритании и США (АРАН Ф. 1667. Оп. 1. Ед.хр. 512. Л. 4.). 

Наконец, в 1946 г. учебное издание под редакцией В.М. Хвостова и Л.И. Зубока увидело свет. Учебник получил гриф Института истории и министерства образования. Следуя предписаниям «Замечаний о конспектах школьных учебниках» (1936), авторы начинали учебник с франко-прусской войны и Парижской коммуны. Они в целом соблюли предъявленные к ним требования. Важным элементом текста были цитаты классиков марксизма-ленинизма (с преобладанием сталинских). В учебнике всячески подчеркивались признаки «кризиса капитализма», огромное внимание уделялось рабочему движению.

Но вскоре политическая ситуация изменилась. Набиравшая силу конфронтация с западными странами, а также желание подавить ростки инакомыслия, привела к череде идеологических кампаний. В  газете «Культура и жизнь» (официальный орган Управления пропаганды и агитации) появилась статья Н. Яковлева об учебниках по истории(Яковлев Н. О школьных учебниках по истории // Культура и жизнь. 1946. 30 ноября (16)). Значительное внимание в ней было уделено учебнику «Новая история». В статье авторы учебника критиковались за использование термина «объединение» Германии, хотя рекомендовалось использовать «воссоединение». Прозвучавшие замечания в идеологических ошибках могли дорого стоить авторам учебника. Поэтому Л.И. Зубок и В.М. Хвостов  незамедлительно послали письмо главе Отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) Г.А. Александрову. В нем они  объясняли, что термин «объединение» использовался в «Истории дипломатии», удостоенной Сталинской премии, поэтому они сочли возможным его применить. Отсутствие уничижительных эпитетов в отношении английского и американского колониализма объяснили следующим образом: «Все эти и гораздо более резкие выражения имелись  в учебнике, подготовленном еще до войны. Однако, когда во время войны учебник перерабатывался перед сдачей рукописи в набор, нам было предложено директивными органами смягчить тон в отношении Англии и США и наши формулировки были соответственно изменены» (АРАН Ф. 1667. Оп. 1. Ед.хр. 512. Л. 4.). 

Учитывая то, что учебник был предназначен для 9 класса общеобразовательной школы, Министерство просвещения организовало его широкое обсуждение. Наиболее активному обсуждению было подвергнуто третье издание 1948 г. В адрес авторов, кроме нередко вполне уместных замечаний методического характера, прозвучала серия и политических обвинений, главным из которых стало типичное для того времени обвинение в объективизме. Подобный поток критики привел к тому, что учебник необходимо было постоянно переписывать. В него добавлялись антиамериканские и антианглийские мотивы.   Кардинально, а главное идеологически верно, поменялся раздел о техническом развитии в последней трети XIXв. Если в первом издании рассказывалось об открытиях Дизеля, Рентгена, Маркони и т.д. То теперь провозглашался приоритет русских изобретателей. Иностранные фамилии исчезли вовсе: из текста складывалось впечатление, что только русские ученые и изобретали что-то в то время. Раздел был наполнен описаниями работ П.Н. Яблочкова, А.Н. Ладыгина, И.Ф. Усагина, А.С. Попова и т.д.  Была добавлена актуальная глава по истории славянских стран. В учебнике всячески подчеркивалась роль рабочего движения в истории. Новой чертой, характерной для  пропаганды «советского патриотизма», стало выпячивание значения русского рабочего движения и лично роли его вождей – В.И. Ленина и И.В. Сталина. Так, утверждалось, что после смерти Ф. Энгельса в 1895 г. «знамя борьбы за диктатуру пролетариата поднимают Ленин и Сталин» (С.126). При этом Сталин в духе «Краткого курса ВКП (б)» изображается как равный Ленину идейный и организационный лидер партии. Заканчивалась книга  констатацией, что на смену капиталистической системе приходит новая, социалистическая, нашедшая выражение в СССР.  

Таким образом, под давлением изменившейся конъюнктуры в учебнике были изменены многие характеристики и смещены акценты. В таком виде он более удовлетворял идеологов, что снизило накал критики. Успокоению страстей вокруг книги способствовала и смерть И.В. Сталина и постепенное затухание проходивших кампаний.

Но на этом переделки книги не завершились. Через некоторое время после XXсъезда из книги были удалены все цитаты Сталина. В таком виде учебник был востребован даже за границей, в частности, в Чехословакии.  Несмотря на то, что в дальнейшем учебник был заменен новым стереотипным изданием (вновь под редакцией В.М. Хвостова), ему суждено было стать прообразом для всех учебных пособий по новой истории. Именно в этом учебнике были апробированы периодизация, оценки событий и личностей, приемы изложения, ставшие классическими и продержавшиеся в учебной литературе вплоть до распада СССР.    

Опубликовано: Исторические документы и актуальные проблемы археографии, отечественной и всеобщей истории нового и новейшего времени. Сборник тезисов и докладов участников конференции молодых ученых и специалистов. М., 2011. С. 136-139.